Командир «Корейца»

Среди героев русско-японской войны 1904—1905 гг. достойное место занимает Григорий Павлович Беляев. Родился он 17 ноября 1857 г. в Кронштадте в семье военного. В 1874 г. он поступил в Морское училище (Морской кадетский корпус). В 1878 г. произведен в гардемарины, участвовал в плавании в составе учебно-артиллерийского отряда на броненосной батарее «Первенец». Через год стал мичманом и в течение четырех лет плавал на фрегатах «Севастополь», корвете «Аскольд», тендере «Горлица» и других кораблях, а в 1883—1886 годах на клиперах «Разбойник» и «Опричник» совершил заграничное плавание, в период которого произведен в лейтенанты.

В 1887 г. по прибытии в Россию продолжал плавать в Балтийском море на фрегате «Адмирал Грейг», а затем был назначен ревизором на клипер «Разбойник». После назначения на Артиллерийские курсы в 1889—1891 годах плавал в Финском заливе на судах учебно-артиллерийского отряда (броненосной батарее «Кремль» и канонерской лодке «Туча»). В 1892 г. капитан-лейтенант Беляев награжден орденом Св. Станислава III ст. В 1894 г. назначен командиром миноносца «Нарва», в 1895 г. награжден орденом Св. Анны III ст. В 1895 — 1899 гг. в должности старшего офицера на учебном судне «Моряк» и крейсере I ранга «Князь Пожарский» в составе отряда судов Морского училища плавал с воспитанниками морских учебных заведений. В этот период произведен в артиллерийские офицеры 2-го разряда, удостоился чина капитана 2-го ранга и награжден орденом Св. Станислава II ст. Затем командовал канонерской лодкой береговой обороны «Снег» (1899 г.), шхуной «Компас» (1900— 1901 гг.). В 1901 — 1903 гг., командуя миноносцем «Властный», перешел из Кронштадта во Владивостокѣ 1903 г. назначен командиром канонерской лодки «Кореец».

 

Капитан 2-го ранга Г. П. Беляев
Капитан 2-го ранга Г. П. Беляев

 

Лодка была построена в Стокгольме (Швеция). Ее основные тактико-технические элементы: водоизмещение 1334 т, длина 66,3, ширина 10,7, осадка 3,5 м, наибольшая скорость 13,5 уз. Вооружение насчитывало два 203-мм, одно 152-мм, четыре 99-мм, два 47-мм, четыре 37-мм орудий, одну десантную пушку, а также один торпедный аппарат. Экипаж — 179 человек. В 1900 г. канонерская лодка «Кореец» принимала активное участие в подавлении боксерского восстания в Китае и отличилась при штурме китайских фортов Таку (Дагу) на реке Пейхо, за что получила награду — серебряный рожок на Георгиевской ленте.

Накануне русско-японской войны канонерская лодка «Кореец» и крейсер I ранга «Варяг» находились в качестве русских стационеров в нейтральном корейском порту Чемульпо (Инчхон). Старший начальник отряда русских кораблей капитан 1-го ранга В. Ф. Руднев (он же и командир крейсера «Варяг») был обеспокоен обстановкой, создавшейся из-за отсутствия каких-либо указаний высшего военного руководства на Дальнем Востоке относительно судьбы двух русских военных кораблей в Чемульпо (Япония явно готовилась к военным действиям). Руднев лично выехал в Сеул в русскую миссию, где уговаривал русского посланника в Корее А. И. Павлова дать разрешение покинуть, пока не поздно, злополучную «ловушку» в Чемульпо. Однако Павлов не решился на такой шаг и лишь согласился отправить с депешами в Порт-Артур «Кореец».

 

«Кореец» после боя возвращается на рейд Чемульпо
«Кореец» после боя возвращается на рейд Чемульпо 27 января 1904 г

 

26 января 1904 г. «Кореец» отправился в путь, но выход из порта ему преградила японская эскадра, явно провоцируя русский корабль на боевые действия. С японских миноносцев по «Корейцу» было выпущено три самодвижущиеся мины (торпеды). Одна из них утонула, а от двух «Кореец» сумел увернуться. Беляеву ничего не оставалось делать, как повернуть обратно. После доклада Г. П. Беляева командиру отряда русских кораблей об атаке японских миноносцев «Корейца» на русских судах стали готовиться к худшему. 27 января 1904 г. командир канонерской лодки «Кореец» капитан 2-го ранга Беляев в 9 ч 45 мин утра объявил офицерам корабля о начале войны и совместном с капитаном 1-го ранга Рудневым решении — попытаться прорваться сквозь линию японских судов, подготовив лодку к бою. Для этого было выброшено за борт все лишнее дерево (помимо механической установки на лодке имелось парусное вооружение), убран весь лишний такелаж и все, что могло способствовать распространению огня. Машину защитили от осколков колосниками, а выше — сетками из дюймового стального троса, положив еще на эти сетки медные решетки, снятые с выброшенных за борт светлых люков. Были осмотрены и задраены все водонепроницаемые двери, горловины и люки, изготовлен пластырь и опробованы все имеющиеся противопожарные средства (в бою палуба постоянно поливалась водой).

«В предвидении рокового исхода предстоящего боя капитан 2-го ранга Беляев в присутствии комиссии из офицеров лодки сжег все секретные карты, приказы и шифры. Обе крюйт-камеры были приготовлены к взрыву, чтобы "Кореец" ни в коем случае не достался в руки врагам». Сняли верхнюю часть мачт (стеньги), тем самым укоротив их, чтобы ввести в заблуждение японцев (дистанция до цели определялась по высоте мачт этой цели). «Около 10 ч 45 мин утра команды обоих наших судов обедали, после обеда командир "Корейца" поставил команду во фронт и оповестил о начале войны и предстоящем вступлении в первый бой, простив все штрафы. Восторженное "ура" прогремело ему в ответ». Патриотический подъем охватил всех до последнего матроса. Даже вольнонаемный повар Криштофенко, которому было предложено съехать на берег в консульство, отказался покинуть «Кореец», воскликнув: «Умирать, так уж всем вместе!» — и просил выдать ему ружье. Во время боя он находился у подачи кормового орудия. Русские корабли на выходе в море вблизи острова Йодольми ожидала японская эскадра в составе шести крейсеров и восьми миноносцев.

«Кореец» шел в кильватер «Варягу», приближаясь к противнику. С дистанции 45 кб прогремели первые выстрелы с японского крейсера «Аса-ма». При сближении с противником на русский отряд обрушился град снарядов с японских судов. Правым бортом русские корабли били по японским. Однако вскоре Беляев понял, что выстрелы с «Корейца» не долетали до противника и, экономя снаряды, приказал временно прекратить огонь. И только на расстоянии 22 кб «Кореец» открыл огонь по противнику из носовых и кормовых орудий фугасными снарядами.

 

Взрыв «Корейца (вверху) и «Кореец» после взрыва
Взрыв «Корейца (вверху) и «Кореец» после взрыва

 

На заключительной стадии боя, когда «Кореец» прикрывал возвращавшийся на рейд «Варяг», море вокруг него буквально кипело от взрывов, но прямых попаданий в корабль не было, лишь один осколок пробил таранное отделение на канонерке. Бой прекратился при входе русских судов в Чемульпо, где они встали на якорь. В своем рапорте капитану 1-го ранга В. Ф. Рудневу о действиях «Корейца» в сражении Беляев отмечал: «Во время боя все, начиная со старшего офицера и кончая последним матросом, действовали в бою с удивительным спокойствием, точно они были на обыкновенном учении или на стрельбе по щитам. Все они блестяще исполняли долг свой».

В ходе боя на «Варяге» значительная часть личного состава, особенно комендоров, были убиты или ранены, из строя вышло более 75% орудий. Корабль имел сильный крен на левый борт и лишился рулевого управления. Учитывая это, на военном совете было принято решение затопить на рейде в Чемульпо «Варяг» и взорвать «Кореец», а экипажи русских судов перевести на иностранные стационеры. На канонерской лодке «Кореец» собрался совет офицеров, на котором командир корабля сообщил об этом решении. Корабли предстояло уничтожить до 4 ч дня, так как в противном случае, согласно ультиматуму, японский адмирал намерен был атаковать русские суда прямо в Чемульпо. Беляев, понимая, что время работает на японцев, приказал, чтобы команда не брала с собой вещи — в шлюпках не хватило бы места для них. Затем были осмотрены и проверены приспособления для взрыва крюйт-камеры. На шлюпки были взяты только две судовые иконы, царская грамота, «высочайше пожалованный» рожок на Георгиевской ленте, вахтенный журнал, деньги и денежная отчетность, ружья, так как каждую минуту можно было ожидать прихода японцев.

Произвести взрыв Беляев назначил лейтенанта Левицкого, мичмана Бутлерова, младшего инженер-механика Франка, боцмана Сафронова, артиллерийского квартирмейстера Ваганова и минного квартирмейстера Емельянова. «В 4 ч 5 мин последовало два взрыва с промежутком в две-три секунды. Лодка погрузилась на дно, причем носовая ее часть была оторвана и перевернулась вверх килем, а кормовая разорвана на части, середина судна погрузилась прямо вниз. При этом взрыве все тяжелые предметы — орудия, установки, боевые фонари и прочее — были сорваны со своих мест и отброшены далеко от лодки в воду. Взрыв был произведен с верхней палубы замыканием гальванического тока (воспламенилась трубка, вставленная в 15-минутный фальшфейер, который был помещен в крюйт-камере и обернут в промасленную паклю, окруженную картузами с порохом).

При приближении шлюпок с "Корейца" к французскому крейсеру "Pascal" ружья были выброшены за борт, а когда люди перебрались на "Pascal", то шлюпки были прорублены в нескольких местах и утоплены». При возвращении героев Чемульпо их встречали бурными овациями и в иностранных портах, и на родине. По прибытии в Санкт-Петербург им была оказана высокая честь — Николай II поднял тост за здравие, сказав о том, что моряки крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» вписали еще одну яркую страницу в славную боевую летопись русского Военно-морского флота. Все офицеры и нижние чины были по заслугам награждены. Что касается капитана 2-го ранга Беляева, то в его формулярном списке записано: «В воздание геройского подвига, оказанного крейсером 1-го ранга «Варяг" и лодкою "Кореец" в бою при Чемульпо 27 января сего года с неприятелем, значительно превосходя их силою и числом. Награжден орденом Св. Георгия IV степени».

Вскоре Беляев был назначен командиром крейсера II ранга «Крейсер» и награжден орденом Св. Владимира IV степени с бантом за 25-летнюю службу и участие в сражении. В декабре 1905 г. произведен в капитаны 1-го ранга, а в январе 1906 г. назначен командиром эскадренного броненосца «Екатерина II». Капитан 1-го ранга Григорий Павлович Беляев умер 22 ноября 1907 г. и был похоронен на Смоленском православном кладбище в Санкт-Петербурге.

 

Капитан 2го ранга Г. П. Беляев (в центре) и офицеры
Капитан 2го ранга Г. П. Беляев (в центре) и офицеры канонерской лодки «Кореец»

 

В столетнюю годовщину подвига «Варяга» и «Корейца» (февраль 2004 г.) отряд русских кораблей в составе гвардейского ракетного крейсера «Варяг», большого противолодочного корабля «Адмирал Трибуц» и малого противолодочного корабля «Кореец» под флагом командующего Тихоокеанским флотом посетил порт Инчхон в Южной Корее, где состоялось открытие монумента в честь подвига русских моряков. Торжественным маршем прошли российские моряки, отдавая дань памяти славным экипажам «Варяга» и «Корейца», прославивших Андреевский флаг в бою при Чемульпо.

Литература

  1. Общий морской список. Ч. XIII. СПб., 1907.С. 361.
  2. РГАВМФ, ф. 406, оп. 2, д. 5969.
  3. Федоров М. Р. Морской некрополь Петербурга. СПб.: Политехника, 2003.
Автор
М. Р. Федоров
УДК
629.5(092)
Summary
Among the heroes of the Russian-Japanese war of 1904-1905. Grigory Pavlovich Belyaev takes a worthy place.
Аннотация
Среди героев русско-японской войны 1904—1905 гг. достойное место занимает Григорий Павлович Беляев.
Категория
Ключевые слова
русско-японская война, канонерская лодка, Кореец, крейсер, отряд русских кораблей, капитан, 1-го ранга, В. Ф. Руднев
Название на английском
Commander of the "Korean"
Организация
РГАВМФ
Статус автора
Другое
Статья в PDF