Влияние «общества потребления» на формирование нравственных ценностей студенческой молодежи

Потребление является важнейшей сферой человеческой жизнедеятельности, именно оно определяет мотивы производства, его структуру и границы. Особый интерес представляет собой изучение молодежного потребления, так как именно молодежь является той социально-экономической группой, поведение которой обладает прогностической ценностью, определяет завтрашнее лицо России. Проблемы, связанные с формированием потребления носят комплексный и междисциплинарный характер. Исследователи прошлого века считали, что материальные ценности, «вещи являются лишь объектом потребностей человека и представляют собой поиск возможностей и способов удовлетворения определённой социальной системы человеческих потребностей».

Наступление постиндустриальной эпохи значительно расширяет границы экономических и культурных возможностей. Социальные процессы потребления можно считать типичной чертой нашей современной цивилизации, но при этом мы не должны сводить его содержание к «процессу удовлетворения потребностей». В современном «обществе потребления» процесс потребления становится доминирующим социальным процессом, который играет «основную роль в процессе воспроизводства, подчиняя себе другие составляющие - производство, распределение, обмен и выходит за рамки чисто экономической сферы, проявляясь во всех социокультурных сферах человеческой жизнедеятельности».

Взгляды исследователей по поводу феномена «общества потребления» можно разделить: одни исследователи отмечают положительные стороны влияния потребления на развитие человека, такие как наличие возможности установления социальной стабильности общества; возможностей для совершенствования и появления новых товаров, роста производства и уровней самосовершенствования, снижения напряженности и повышения уровня терпимости в обществе.

Другие ученые рассматривают «потребление» как отрицательное социальное явление современной жизни, приводящее к деградации личности, к разрушению духовных и нравственных идеалов, к потере культурных ценностей, к развитию приоритетов технократизма в производственной и общественной жизни людей, к дегуманизации и углублению социальных кризисов. Ряд исследователей утверждают, что отрицательных сторон гораздо больше: «общество делает человека зависимым, несамостоятельным; потребление становится смыслообразующим мотивом жизнедеятельности человека; утрачиваются национальные, культурные ценности и т.д.» является экономически оправданным шагом.

Французский социолог Ж. Бодрийяр видел сущность общества потребления в самообмане, где изобилие является следствием тщательно маскируемого и защищаемого дефицита, который является смыслом выживания в современном мире. Транслируемое «рекламное» счастье является мерилом счастья социального, мерилом социального благополучия индивида. Критерием успеха являются приобретенные коды сигнификации «правильного» образа мысли и жизни, причем этот «образ мысли и жизни» идет в разрез с традиционными ценностями и традиционной моделью поведения.

Принцип «каждому по потребностям» заменяется на «каждому по искусственно созданным потребностям». Все технологии современного маркетинга и РЯ, теле- и киноиндустрии направлены на формирование «жизненно необходимых» потребностей, поскольку необходимо «сбывать» произведенные товары, решения, услуги. Идея траты денегна удовольствие «впечатывается» в сознание масс, формируя инфантильную, иждивенческую установку жизни. При таком положении дел предмет потребления начинает далеко выходить за рамки собственно потребительских свойств и качеств как мерила ценности.

Ценность обладания вещью все меньше связана с ее практической полезностью. Предметы потребления становятся все более символической формой самоутверждения, подчеркивания своей идентичности и статусной позиции. Одним из первых на обстоятельства иррационального, «показного» потребления обратил внимание Т. Веблен в своей работе «Теория праздного класса» Демонстративное потребление во многом можно рассматривать именно как попытку решить проблему отчужденности посредством признания от окружающих.

Вместе с тем это поведение, изначально имеющее рациональные основы, в принципе можно рассматривать как нерациональное. Рациональность порождает иррациональное стремление к удовлетворению от обладания, наиболее ярко проявляющемуся в наслаждении, удовольствии и гедонизме. Крупнейший социальный мыслитель, Д. Белл подчеркивал, что центральное место в современной западной культуре занимает гедонизм. По его мнению, именно в 1960-е гг. оформилась современная гедонистская мораль.

Однако сдвиг в системе ценностей западного общества наметился еще раньше, в 1920-е гг., когда в результате массового производства и роста потребления стала преобразовываться жизнь среднего класса. В контексте постмодернистской культуры тема гедонизма, удовольствия и соблазна становится особенно актуальной. Постмодернистское общество избрало своим императивом наслаждение, а своей стратегией - соблазн. Современную культуру накрыла волна гедонизма, изменила ее облик. Результатом этих перемен стало появление нового типа человека с повышенным вниманием к самому себе и своему телу, заботящегося о собственном благополучии. Личность такого человека деформируется: теряется глубина, внутренне содержание. Вслед за этим следует духовный кризис, утрата человеком чувства гражданственности, индивидуализм, эгоцентризм и безразличие к общему благу, озабоченность только своими частными интересами.

Гедонистические устремления человека оборачиваются опустошенностью, и тогда он тратит все свои силы и энергию на поиск новых, еще не изведанных удовольствий. В культуре влияние гедонизма сказывается, прежде всего, в снижении уровня духовных ценностей, в адаптации произведений искусства к ожиданию и спросу потребителей, в установке на развлекательность. Культ гедонизма и чувственных наслаждений - характерная черта современной массовой культуры. Современные средства массовой коммуникации сыграли решающую роль в том, что гедо-низм стал ведущей ценностной ориентацией молодежи.

В системе жизненных ценностей на второй план был оттеснен альтруизм - ценностная ориентация личности, направленность на бескорыстную помощь другим людям, предпочтение интересов других людей своим интересам. Как жизненный принцип - «живи для других», противоположный эгоизму, он был предложен одним из основателей социологии О. Контом. Понятие «альтруизм» в его научных трудах употребляется в одном ряду с понятиями «солидарность», «мораль», «социальность». О. Конт интерпретирует солидарность как универсальное свойство всех явлений природы, достигающее апогея в обществе и выступающее в нем в форме консенсуса; кроме сихронического, она имеет и диахронический аспект, обеспечивая связь поколений посредством традиции. Биологические корни альтруизма подчеркивал и П.А. Кропоткин, апеллируя к отсутствию внутривидовой борьбы, инстинкту взаимопомощи, которые человек заимствовал из мира животных.

Рационалистический подход к объяснению альтруизма основан на «полезности», «выгоде» альтруистического поведения для социальных групп, общества и самих индивидов. Данный подход представлен эволюционными и реципрокными теориями, теориями «разумного эгоизма». В рамках данного подхода альтруизм имеет свою меру, общественно полезными считаются только его умеренные проявления, самопожертвование не вписывается в норму. Комплексный социологический анализ природы альтруизма провел П. Сорокин, по инициативе и под руководством которого в 1949 г. был создан Гарвардский центр по изучению созидательного альтруизма.

Истоки альтруизма он связывает с социокультурным миром, который рассматривает как результат победы человека над биологическими влечениями и эгоизмом. Типы культур, присущие им социальные ценности во многом определяют поведение человека. Именно «энергия культуры» выступает фактором сплочения народов, социальных групп, ведет к единству и согласию. Данный вывод послужил основой проекта «Таинственная сила любви», к реализации которого приступил П. Сорокин в Гарвардском центре по изучению созидательного альтруизма. В его концепции альтруизм и любовь - понятия синонимичные.

Любовь анализируется в разных аспектах: этическом, религиозном, онтологическом физическом, биологическом, психологическом и социальном. «Осмысленное взаимодействие или взаимоотношения между двумя или более людьми, в которых ожидания и устремления одного человека разделяются и получают поддержку в их реализации со стороны других людей» представляет собой любовь в социальном аспекте. Созидательный альтруизм проявляется в солидарности, добрососедстве, поддержке, взаимопомощи. Социологический подход реали-зуется в предложении измерения любви через такие показатели как интенсивность, экстенсивность, продолжительность, чистота и адекватность. К высшим формам проявления любви П. Сорокин относит «действия, посредством которых человек свободно дарит другим значимые для себя ценности - здоровье, жизнь, душу, счастье».

В большинстве случаев границы любви определяются приоритетами интересов членов семьи и друзей. Небольшая группа людей («великие альтруисты» такие как Христос, Будда, Конфуций, Франциск Ассизский и др.) способна проявлять деятельную любовь по отношению к чужим людям. Групповое ограничение альтруизма со временем ведет к тенденции внегруппового антагонизма. П. Сорокин подчеркивал такую закономерность: чем выше внутригрупповая солидарность, тем чаще случаются конфликты с другими группами. По отношению к «чужим» возможны самые разные формы насилия. Решение данной проблемы П. Сорокин видел в формировании универсальных альтруистических ценностей. Концепция созидательного альтруизма П. Сорокина была подвергнута критике за «ненаучность». Безусловно, она не вписывалась ни в одну из известных в период ее создания социологических парадигм.

Однако обращение к концепции созидательного альтруизма весьма актуально для современного российского общества. В молодежной (студенческой) среде, как свидетельствуют данные исследований, установки на альтруизм проявляются крайне редко: на уровне 4,5-6,7%. По мнению Вал. А. Лукова, в ответах студентов в основном выражается отношение к определенным социальным нормам, которые не обладают характером социальных законов и которые начинают проявляться как явно действующие лишь в определенных общественных условиях. Тогда ранее сложившиеся установки стремительно теряют свое значение, в тезаурусе личности, социальной группы в зоне «своего» оказываются находившиеся в тени концепты и ментальные конструкции, которые делают социальный закон вдруг ясным, понятным и непреложным. Данное мнение основывается на анализе добровольного участия молодежи в ликвидации последствий наводнений в Крымске, в Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре и других городах и поселках Дальнего Востока.

Пример крымского молодежного волонтерства Вал. А. Луков рассматривает как альтернативу распространенных в качестве основополагающих для современного российского общества либералистских идеей «невмешательства» (принцип laisser-faire), означающего отказ от помощи нуждающимся в ней по соображениям, что этим будет уменьшена их способность к адаптации в имеющихся социальных условиях. Молодежь - это наиболее активная часть экономики и ее потенциал во многом определят, по какому пути пойдет трансформация социальных отношений.

Любопытно обратиться к вопросу - на сколько у современной российской молодежи уже сформированы гедонистические и альтруистические ориентации. Базовой составляющей проявления гедонизма в социальном поведении является ориентация индивида на себя, на удовлетворение своих собственных потребностей. В этом смысле можно говорить о том, что в основе развития гедонизма лежит эгоистическая направленность личности. С практической точки зрения достаточно сложно зафиксировать выраженность чисто гедонистических стремлений, поскольку гедонизм тесным образом сопряжен с чувством получения удовольствия.

Само же чувство наслаждения является во многом субъективным и мимолетным, что затрудняет его фиксацию традиционными социологическими методами. По этой причине в эмпирической части нашей статьи мы остановимся на исследовании эгоистических и альтруистических установок молодежи. Исследование гедонистических и альтруистических ориентаций современной провинциальной студенческой молодежи проводилось в феврале 2017 года на базе кафедры экономики КГУ им. К.Э.Циолковского.

Метод проведения исследования -интервью. Выборочная совокупность составила 210 человек. Квотная выборка репрезентативна по половозрастной структуре. В качестве респондентов выступили студенты трех структурных подразделений КГУ им. К.Э.Циолковского: Института Истории и права, Факультета психологии и Института Естествознания. Социологическое изучение эгоистических установок в поведении молодежи рассматривалось в рамках их проективного поведения.

С целью выяснения возможных изменений в структуре потребления респондентам было предложено описать, как изменилось бы их потребление при увеличении на один миллион рублей их доходов: на какие цели направили бы они полученные средства: улучшение питания, покупку одежды приобретение жилья, организацию досуга, получение образования и др. Ответы респондентов представили собой целый спектр разнообразных желаний, которые можно объединить в 10 групп. В приводимой ниже таблице 1 представлены основные направления расходования гипотетического миллиона рублей студентами университета.

Анализ полученных результатов показал, что наибольший уровень гедонизма демонстрируют студенты-таможенники: более трети средств они потратят на приобретение жилья, машин, треть денег направят на получение образования, что связано со стремлением сделать карьеру, 20% средств будет направлено проведение досуга (путешествия). Такие возможные альтруистические направления расходов как помощь родителям и благотворительность были практически проигнорированы.

Коренным образом отличается проективное расходование денежных средств студентами-медиками. Для них главным направлением расходования денег станут благотворительность(34%) и помощь родителям (32%). Но наряду с альтруистическими побуждениями у студентов-медиков присутствует и рациональный подход - 20% средств они хотели бы направить на накопление.

Промежуточное положение между типичными гедонистами-таможенниками и альтруистами-медиками занимают психологи. Психологи более рациональны и более склонны к развлечениям, чем медики, но, в то же время в большей степени, чем таможенники, ориентированы на помощь родителям (групповой альтруизм). Среди психологов наиболее велика доля лиц, которые направили бы средства на организацию бизнеса.

Таблица 1

Структура расходования дополнительного дохода (доля студентов, выбравших названные ниже направления расходования полученных средств, %)

 

Доля студентов (%)

Группы студентов

Основные направления расходов

Студенты-психологи

Студенты-таможенники

Студенты-медики

Образование

5%

30%

2%

Жилье, покупка квар­тиры

17%

23%

4%

Проведение досуга (путешествия)

14%

20%

3%

Покупка машины

5%

10%

2%

Свадьба

 

1%

1%

Бытовая техника

 

1%

1%

Здоровье

 

1%

 

Помощь родителям

22%

1%

34%

Благотворительность

1%

1%

32%

Организация собст­венного бизнеса

14%

 

1%

Накопление

17%

10%

20%

Приобретение одеж­ды, предметов первой необходимости

4%

2%

 

 

100%

100%

100%

 

Таким образом, на основании изложенных выше данных, приходится констатировать факт трансформации коллективистской ориентации в системе ценностей современной молодежи. Безусловно, говорить о явной детерминации сугубо эгоистически-гедонистических ценностей не стоит. Однако, тот факт, что лишь 30% молодежи можно отнести к альтруистично настроенной, говорит о постепенном отходе от коллективизма к индивидуализму. Подобное положение дел обязательно должно учитываться при разработке вектора социальной молодежной политики и социальных проектов, ориентированных на развитие взаимопомощи, поддержки и социального контроля.

Список литературы:

  1. Белл, Д Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозирования / Д Белл - М.: Academia, 1999. - 783 с.
  2. Бодрийяр, Ж. Символический обмен и смерть / Ж. Бодрийяр. - М.: КДУ, Добросвет, 2013. - 389 с.
  3. Бьюкенен, П.Дж. Смерть Запада / П.Дж. Бьюкенен. - М.: АСТ, СПб: Terra Fantastica, 2004. - 444 c.
  4. Веблен, Т. Теория праздного класса / Т. Веблен. - Книжный дом «Либро-кон», 2014. - 365 с.
  5. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда / Э. Дюркгейм. - М.: Директ-Медиа, 2011. - 567 с.
  6. Конт, О. Курс позитивной философии. Антология мировой философии, т. 3 / О. Конт. - М.:1971. - 584 с.
Автор
Н.К. Губина
УДК
316
Summary
The article examines the evolution of consumption patterns, analyzes the views of scientists on the phenomenon of "consumer society" and its impact on the moral values ​​of young people, reveals the relationship between the model of rational consumption and social hedonism. The data of a sociological study that studies the ratio of hedonism and altruism in the social practices of student youth of a regional university are presented.
Аннотация
В статье рассматривается эволюция моделей потребления, анализируются взгляды ученых по поводу феномена «общества потребления» и его влияния на нравственные ценности молодежи, выявляется связь между моделью рационального потребления и социальным гедонизмом. Приводятся данные социологического исследования, изучающего соотношение гедонизма и альтруизма в социальных практиках студенческой молодежи регионального вуза.
Категория
Ключевые слова
Модели потребления ценности молодежи, социальный гедонизм, альтруизм
Название на английском
Influence of "consumer society" on the formation of moral values ​​of student youth
Организация
Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского, Калуга
Статус автора
Другое