Третий кризис архитектуры

1. Подсистемы.

Архитектура, как известно, представляет собою одновременно вид деятельности и, соответственно, продукт деятельности. Применив к этому двоякому понятию определение «сложной системы» с качествами целостности, автономности, устойчивости, вычленим составляющие ее подсистемы с целью концепции поставленного на рассмотрение положения, определенного в заглавии. В структуре сложного понятия «деятельность» структурируем следующие подсистемы:

  1. Проектирование образного и объемно-планировочного решения генерализованной функции / создание материально- пространственной формы организации жизнедеятельности общества.
  2. Проектирование конструктивно-планировочное и взаимодействие в смежных областях проекта.
  3. Взаимодействие и взаимоотношение с заказчиком; стоимостные характеристики оплаты деятельности, приоритеты в госполитике.
  4. Научная деятельность, рассматривающая аспекты градостроительные, исторические и теоретические.
  5. Образовательная деятельность, подпитывающая кадры - людской аппарат, занятый в подсистемах 1 и 4.
  6. Собственно предмет деятельности - продукт; форма пространственной организации жизнедеятельности - «город; здание».

2. Кризис.

Первый кризис архитектуры наметился в конце XIX века в подсистеме I, когда с развитием и пиком расцвета эклектики, архитектор теряет свое ведущее значение, и дирижерская палочка переходит в подсистему II. Ее забирает гражданский инженер, проектируя здания и сооружения, нанимая для решения специализированных проблем узких специалистов: инженеров сантехников; механиков и, для создания заказчику фасада в потребном стиле и декоре, собственно художника или архитектора. Перенос в подсистемах нарушает целостность и устойчивость. Как система, архитектура отсекает тупиковый путь грозящий ей разрушением, за счет того что в подсистемах IV и V - науке и образовании происходит взлет «прорывных» идей. Это и лозунговые тексты пионеров новой архитектуры, и новые формы творческого и профессионального обучения России и Германии. Как никогда взлетает уверованность архитектора в свою жизнестроительную миссию.

В конце 50-х начале 60-х наступают признаки новой беды. В западном мире очевиден тупик «новой архитектуры» с ее несостоявшимся «жизнестроем». В СССР после борьбы с излишествами в архитектуре и небывалым развитием индустриального домостроения /по сути дела переходом архитектуры, как деятельности и продукта в социальную проблематику/ архитектор вновь теряет свое значение и на первый план выходит инженер - конструктор промышленного и гражданского строительства. Появляется странный термин «проектировщик» или еще нелепее «проектант» - абсолютно обезличенный специалист, творящий абсолютно обезличенный продукт /микрорайоны; спальные города; неудобные, попросту плохие социальные квартиры, деградирующая архитектурная среда / т.е. подсистема I переходит в подсистему II и деградирует подсистема VI.

Система опять выходит из кризиса, отсекая путь развития ее в «новой архитектуре», переходя в стадию раннего историзма и далее к постмодернизму. В СССР развитие и взлет «бумажного»; конкурсного проектирования с привлечением для устойчивости подсистем новых составляющих. В частности развитие в подсистеме IV социальных исследований на стыке архитектура -»социология-лингвистика». Выход из кризиса сказался и в укреплении региональных проектных организаций, развитии провинциальных архитектурных школ, создании местных учебных заведений, т.е. демонополизация деятельности и продукта деятельности. Но вера в собственную «жизнестроительную» исключительность по-прежнему велика.

Наступил XXI век. Что происходит в структуре подсистем и непосредственно с продуктом деятельности в новом обществе и новой стране? Сразу необходимо оговорить, что формат работы не позволяет обстоятельные и глубинные погружения в проблему, поэтому, соответственно, выделяются только «болевые точки» вопроса, возможно и спорные.

Итак, в I подсистеме 1-й болевой точкой является, казалось бы, перспективное действо по выделению в деятельности «опытных» специалистов через ряд профессиональных барьеров, обеспечивающих качество процесса и продукта. Это система былого сертифицирования, затем лицензирования и аттестация ведущих специалистов через национальную архитектурную палату в будущем. В реалиях -это монополизация деятельности, барьер для участия в создании продукта основной массы специалистов продуктивного возраста от 25 до 35 лет. В распределении заказа и, соответственно, достойной оплаты участвует практически тонкая пленка опытных специалистов. Это наблюдается везде.

2 точка. Молодежь «отжимается» на нехитрые вспомогательные работы, вариантное проектирование, а в основном на визуализацию и оформление проектной документации. В том же Хабаровске, за редким исключением, за 30 последних лет в награждениях, конкурсах, эксклюзивах и ординаре практически одни и те же имена. Может быть молодежь «не горит», тогда где же она?

3 точка. Экономически руководству проектно - строительной организации (не архитектурно - строительной!) не выгоден опытный архитектор, труд которого нужно соответствующе оплачивать. Проще взять на демпингующей оплате молодого, который под купленный организацией СРО выдаст не качественное, а лишь приемлемое с точки ценообразования решение.

4 точка. Архитекторы от 30 до 40 лет (самый яркий и продуктивный возраст) уходят под фриланс, попадая под рядовые заказы СРО или выбирая деньги в смежных областях.

Подсистема II - одна, но яркая точка. Если архитекторы до сих пор полны неадекватного чувства собственного превосходства, то реально управляет деятельностью как и раньше строитель, инженер - конструктор, смежник, зачастую определяющий образ - продукт.

Подсистема III - точка, возможно, самая болезненная - взаимоотношение с заказчиком, экономическая составляющая. Просто оплата труда. Заказчик проявляется в ситуациях: а - не платит совсем; б - платит но частично, столько сколько сам считает нужным; в - платит, но затягивая и срывая сроки; г - платит сполна в этой связи на лицо «фасадные» работы с одной стороны, демпинг с другой и социальное расслоение «монолита», трудовой массы специалистов.

Подсистема IV. Научная деятельность как подсистема не является теперь прорывом как в случае первого и второго кризиса. Связь с подсистемами нарушена, влияние не определено. Она скорее автономна и отрабатывает саму себя. Так градостроительная наука существует со времен появления городов (требования к размещению города у древних греков, фэншуй у древних китайцев). Но ведь все яснее становится, что город как организм в своем существовании и развитии подчиняется скорее грамотному или неграмотному управлению. Реально в подсистеме работает только История, сохраняющая крупицы бесценного архитектурного наследства. Реалии администрирования привели, например, наш город к выведению за рамки состава исторических городов.

Подсистема Уобразование. Сложнейшая подсистема, обеспечивающая вышеперечисленные подсистемы выполнением трудового аппарата. Проблемы в образовании были всегда, но с переходом на двухступенчатое образование (бакалавр; магистр) и новый закон об образовании в высшем архитектурном и архитектурно

  • дизайнерском образовании болевые точки кризиса определились ярче и больнее. Итак. Изменение приоритета выпуска качественного конкурентноспособного товара (выпускники) на самоокупаемость и самоэффективность учебных заведений
  • 1 болевая точка, пожалуй, определяющая все основные. Волна недоумения по эффективности вузов только что прошла по стране.

Из 2 болевой точки характерно выделяется 2. Это проблема связи: количество набора (платного) - сохранение количества контингента обучающихся в процессе обучения (платного), и количество - качество выпускника. Чем выше самоэффективность, тем ниже качество товара.

3 точка: приоритет «преподавателя - ученого» более важен для вуза сегодня по сравнению с «преподавателем-практиком». В практических (основных) дисциплинах этот дисбаланс меняет и качественный состав, и качество выпуска.

4 точка. Разрыв деятельности преподавателя на, собственно, преподавание и оформление, составление новых форм документации, отчетности, форм учебно-методической деятельности; соответствие аттестациям, и т.д. и т.п. По сути, как старшее, так и среднее звено управленческого состава занимается как раз этим по подаче Минобра и высшей администрации. За качество отвечают «полевые командиры», работающие в группах и дорожащие своим «заработанным» именем.

5 точка боли - оплата труда. По сравнению с другими подсистемами - это далеко не все, только основное, поскольку перечислять наболевшее можно до бесконечности. Главная проблема - качество товара, определяющего впоследствии качество деятельности и качество продукта деятельности.

Итак, можно сказать, что отмечены, с первого взгляда, может быть и спорно, но, определенно, «болевые точки» и если раньше они были в одной из подсистем, чаще I и II, и система самоорганизованно, стремясь к устойчивости, «лечила» себя. Сегодня они проявляются в каждой из подсистем с той или иной силой. Не кажется ли, что мы имеем дело с системным кризисом? и сможет ли система самоорганизовываться как прежде?

Заключение.

И, в заключение, хочется отметить интересный процесс, происходящий непосредственно с продуктом деятельности системы. Похожий на тот самый, который происходил раньше, когда для создания конечного продукта в принципе не нужен был специалист. На основании небольшого анализа существующих объектов можно выделить три степени выраженности:

  1. в работе над архитектурным объектом нет работы архитектора
  2. работа архитектора цинично закрывается наложенным объектом - банером
  3. Виртуальные сооружения.

Безусловно, самое, «перспективное» и опасное явление - это первая и вторая категории, которых явно будет все больше и больше.

 

ris-1
Рис. 1 

 

ris-2
Рис. 2

 

ris-3
Рис. 3

 

ris-4
Рис. 4

 

ris-5
Рис. 5 

 

ris-6
Рис. 6

 

В первой категории находятся объекты несложной структуры с фасадом, не требующим участия архитектора, прикрытые баннером рекламиста (Рис. 1,2,3).

Вторая категория - известные объекты известных авторов цинично искаженные баннерами тех же рекламщиков (Рис. 4,5,6,7).

 

ris-7
Рис. 7

 

ris-8
 Рис. 8

 

ris-9
Рис. 9

 

Третья категория - виртуальные здания, напечатанные на баннере, что, в принципе, тоже не требует участия профессионала архитектора, за которыми как правило ничего нет, либо идет ремонт (Рис. 8,9).

Список использованных источников и литературы:

  1. Иконников А.В.- Зарубежная архитектура. от «новой архитектуры» до постмодернизма. М. Си. 1985
  2. Материалы VIII съезда Союза Архитекторов России. 16-17. 10.2012
  3. Отчет правления ХоСАР о создании Российской национальной Архитектурной Палаты. 16-17.10.2012
  4. Ч. Дженкс Язык архитектуры постмодернизма. Си. 1985
  5. Pyatkov S.V.
Автор
Пятков С. В.
Summary
The work is devoted to the analysis of architecture as a phenomenon that can experience a state of crisis.
Аннотация
Работа посвящена анализу архитектуры, как явления, которое может испытывать состояние кризиса. Заявив архитектуру, как деятельность и продукт деятельности, автор к этому двоякому понятию применяет определение системы и вычленяет понятия подсистем ее составляющих. На основании определения подсистем, дается описание системы в двух случаях, имевших место ранее, и, соответствующих состоянию кризиса. А так же возвращение системы в устойчивое состояние. Далее рассматривается современное состояние шести выделенных подсистем, и намечаются «болевые точки» присущих им видов деятельности, характерные для потери этими подсистемами категорий целостности и устойчивости. Что и свидетельствует о зарождении кризисных ситуаций. В заключении, отмечается процесс, происходящий непосредственно с продуктом деятельности; выявляются три степени выраженности кризиса в системе, отраженные в иллюстративном материале.
Категория
Ключевые слова
система; подсистема; автономность; целостность; устойчивость; продукт деятельности; кризис; «болевые точки»; эклектика; новая архитектура; баннер.
Название на английском
Third crisis of architecture
Организация
ТОГУ, Хабаровск, Россия
Статус автора
Другое
Статья в PDF